Энгельс


Журнал ЦК ОКП

Французская левая после провала-2017

КОСТЮК Руслан Васильевич

Прошедший 2017 г. можно рассматривать как провальный для левого движения Франции. Однако выявились и факторы, которые оставляют надежду на возрождение.

Еще пять лет назад французские левые, главным образом, из Социалистической партии (СП), имели в своих руках практически все рычаги власти в стране: президентский пост, Совет министров, большинство в обеих палатах парламента. Под контролем соцпартии и ее партнеров находилось также большинство регионов, департаментов, основная часть крупных и средних городов страны. Однако неэффективная и вместе с тем непопулярная среди большинства населения внутренняя политика исполнительной власти в 2012 – 2017 гг., в целом реализовывавшаяся в социал-либеральном ключе, привела в 2014 – 2016 гг. французскую соцпартию и другие левые силы к последовательным поражениям на самых разных уровнях.

Таким образом был «вымощен путь» для провала французской левой и ее ключевых составляющих на всеобщих (президентских и парламентских выборах) 2017 г., когда левые силы Франции в своей совокупности показали самые невыразительные и слабые результаты за весь послевоенный период. Одновременно итоги выборов-2017 показали, что внутри левого движения V Республики соотношение сил серьезно изменилось.

Соцпартия, практически в одиночку имевшая контроль над Национальным Собранием, может считаться главной политической жертвой электоральных баталий 2017 г. Недаром ее бывший 1-й секретарь Жан-Кристоф Камбаделис, комментируя итоги этих выборов, признал, что и для левого движения в целом, и для СП речь идет о «беспрецедентном провале»1. Об общем провале свидетельствует тот факт, что в первом туре как президентских, так и парламентских выборов кандидаты левых сил набрали менее 30% голосов. Но в численном и процентном отношении главные потери пришлись именно на французскую социал-демократию. Провалив президентские выборы (в первом туре кандидат СП и левоцентристского Прекрасного народного альянса Бенуа Амон, выступавший за то, чтобы «наша республика украсила себя ценностями доброжелательности и гуманизма»2, получил менее 6,4% голосов, что дало кандидату «президентской» партии всего лишь пятое место), соцпартия бездарно выступила и в июне на выборах в Национальное Собрание. Социалисты, до этих выборах располагая большинством мандатов в нижней палате парламента, сумели в первом туре выборов получить вместе с союзниками лишь 9,5% голосов, что позволило им в итоге провести во французский парламент лишь 30 депутатов, почти в 10 раз меньше, чем было избрано членов СП в 2012 г.!

Электоральная база соцпартии сократилась в разы, причем избиратели СП «разбежались» и вправо (к движению «Вперед, Республика!» избранного президентом Эмманюэля Макрона) и влево (к левопопулистскому движению «Непокоренная Франция»). О масштабах катастрофы свидетельствует то, что большинство министров последнего левоцентристского правительства проиграли в своих округах, а кандидат от СП на президентских выборах Б. Амон и 1-й секретарь партии Ж.- К. Камбаделис не смогли в своих округах даже попасть во второй тур. После президентских выборов многие видные деятели правого крыла партии (Жан-Ив Ле Дриан, Жерар Коломб) получили важные посты в макроновском Совете Министров, что привело к тому, что открыто социал-либеральные политики начали дезертировать из СП.

Соцпартия оказалась в глубочайшем политическом, идеологическом и кадровом кризисе, выход из которой не выглядит очевидным. Впервые с 1970-х гг. она не сумела занять прочное первое место в левом спектре Республики по числу полученных голосов ни на президентских, ни на парламентских выборах. СП уступила, таким образом, «пальму первенства» в разряде «самая популярная левая сила» созданному всего несколько лет назад движению «Непокоренная Франция», лидер которого популярный политик Жан-Люк Меланшон, сам в прошлом долгие годы входивший в руководство соцпартии, сегодня квалифицирует СП как «зоопарк, где животные содержатся друг с другом»3.

О прорыве возглавляемой небольшой по численности радикально-социалистической Левой партией (ЛП) и лично Ж.-Л. Меланшоном «Непокоренной Франции» свидетельствуют прежде всего президентские выборы, когда в первом туре Меланшон набрал более чем в три раза голосов (19,6%), чем социалист Б. Амон. Конечно, тут можно сказать, что кандидатуру Меланшона поддержали все ведущие силы радикального левого спектра, в частности, доминировавшая ранее слева от соцпартии Французская коммунистическая партия (ФКП). Но, хотя Ж.-Л. Меланшон, в конечном счете, не попал даже в первую тройку лидеров, заняв общее четвертое место, еще ни разу после 1969 г. на президентских выборах левые антикапиталистические кандидаты не показывали во Франции столь внушительного результата.

Июньские парламентские выборы обозначили тенденцию к замедлению динамики «Непокоренной Франции», но и на этих выборах по числу полученных голосов движение Ж.-Л. Меланшона обошло все остальные партии левой ориентации, набрав в первом туре выборов в Национальное Собрание 11% голосов. Этот результат позволил «Непокоренной Франции» провести во втором туре выборов 17 депутатов, включая 9 представителей ЛП (до лета 2017 г. во французском парламенте представители ЛП отсутствовали) и трех членов левого антилиберального движения «Вместе». Разумеется, этот результат можно интерпретировать как определенный политический успех «Непокоренной Франции».

Ранее ЛП играла в руководимом французскими коммунистами Левом фронте роль второго плана, однако «эффект Меланшона» на президентских выборах-2017 все изменил. Ставка была сделана на движение левопопулистского плана, в значительной степени одновременно и персоналистское, что в целом не очень характерно для французских антилиберальных левых. Но в условиях резкого снижения степени популярности традиционных левых партий (СП, ФКП, экологистов) это сработало и в итоге сделало «Непокоренную Францию» самым популярным в стране левым политическим субъектом.

Левопопулистский настрой Ж.-Л. Меланшона проявляется не только в заимствовании организационно политических начал (для «Непокоренной Франции) у испанского радикального левого движения «Подемос»: ставка на «электронных активистов», очень активное использование «интернет-поля», риторика по противопоставлению народа, «тех, кто внизу» и финансово-экономической касты, олигархии. В аналогичном же ключе следует рассматривать требования ЛП и «Непокоренной Франции» по трансформации Франции в новую республику парламентского и «партисипиативного» типа.

Исторически созданная Ж.-Л. Меланшоном ЛП может квалифицироваться как левосоциалистическая, что отражают в значительной степени и защищаемые сегодня меланшоновцами социально-экономические постулаты. Во время президентской кампании «Непокоренная Франция» обещала «отменить Закон Эль-Хомри о труде, установить иерархию социальных норм, создать банковский общественный полюс, повысить минимальную зарплату до 1300 евро в месяц, повысить зарплату общественных служащих»4. Не удивительно, что вскоре после президентских выборов — если брать разрозненное левое движение Франции — именно «Непокоренная Франция» оказалась в первых рядах гетерогенного общественно-политического движения против социально-экономических мер нового либерального макроновского большинства.

Прорыв меланшоновского движения вылился в то, что многие бывшие избиратели традиционных левых партий «переметнулись» на сторону «Непокоренной Франции». В апреле и июне 2017 г. это остро почувствовали на себе социалисты. Более длительное время ушло на переток основной части электората Французской коммунистической партии. ФКП и ЛП с 2009 г. выступали в качестве двух ключевых опор политико-социального блока антилиберальных левых в виде Левого фронта (ЛФ). При этом в организационно-политическом плане именно коммунисты были ведущей силой ЛФ, координатором которого являлся Национальный секретарь компартии.

Однако перед всеобщими выборами 2017 г. ЛП сделала выбор в пользу движения «Непокоренная Франция» и, без формальных деклараций, ЛФ, по существу, перестал функционировать. На президентских выборах коммунисты второй раз подряд поддержали кандидатуру Ж.-Л. Меланшона, но они отказались от идеи ЛП договариваться о сотрудничестве на выборах в Национальное Собрание в рамках «Непокоренной Франции» и выступили на парламентских выборах самостоятельно. Несмотря на то, что — благодаря мажоритарной двухтуровой системе выборов, — ФКП сумела даже несколько расширить свое парламентское представительство (в Национальное Собрание в июне были избраны 10 членов компартии), в плане полученных голосов ФКП потерпела сильнейшее политическое поражение. За кандидатов компартии в первом туре парламентских выборов проголосовали лишь 2,7% избирателей, что является наихудшим результатом в истории.

После выборов ФКП удалось создать депутатскую группу с включением в нее депутатов из заморских территорий. После избрания Э. Макрона президентом французские коммунисты призывают к образованию нового формата объединения левых политических и социальных сил, которое стало бы эффективным инструментом оппозиции внутренней политике Макрона, который, по утверждению коммунистов, «безразличен к французам, которые страдают… и осуществляет политику на службе самых богатых и финансового капитала»5.

При том, что в 2012-2017 гг. последовательно падает политическое влияние ФКП (представительство в Сенате, в региональных и муниципальных органах, собственно численность партии — сегодня, по некоторым данным, в рядах компартии состоят де-факто менее 60 тысяч членов), она все-таки, как может, борется за свое право существовать. А вот объединение «Европа Экология — Зеленые» (ЕЭЗ), которое в 2012 г. «отвоевало» у коммунистов второе по популярности место во французской левой, после электоральных кампаний 2017 г. и вовсе оказалось на краю гибели.

По мнению одного из французских левых журналистов, «партия политической экологии, Европа Экология — Зеленые оказалась в состоянии политической катастрофы, сейчас у этого субъекта нет ни одного депутата в Собрании, не имеется группы в Сенате»6.6 «Зеленые» приняли решение перед президентскими выборами отказаться от выдвижения собственного кандидата, поддержав Б. Амона, и заключили с соцпартией предвыборное соглашение перед парламентскими выборами. Однако это не спасло ЕЭЗ. В целом получив на парламентских выборах 2017 г. 4,3% голосов, экологисты смогли провести в Национальное Собрание лишь одного представителя, при этом ни один член объединения ЕЭЗ не был переизбран.

Эта партия за последние несколько лет лишилась большей части своих региональных и муниципальных советников, а также сенаторов. В 2017 г. ЕЭЗ покинули немало видных политиков, оказавшихся, в конечном счете, в актуальном президентском (макроновском) большинстве, и политическое будущее данного политического субъекта сегодня находится под большим вопросом.

Среди политических «жертв» «центристской волны» макронизма, можно отметить и ряд малых французских партий левого или левоцентристского фланга. Давний младший партнер социалистов — Левая радикальная партия (ЛРП) шла на президентские и парламентские выборы в рамках эфемерного, возглавляемого социалистами Прекрасного народного альянса. Участвуя в 2012 – 2017 гг. в правительственной деятельности и имея репутацию прочной опоры Ф. Олланда, социал-либеральная ЛРП не сумела сохранить свою идентичность и, как и социалисты, понесла крупные потери на парламентских выборах.

В июне в Национальное Собрание были избраны всего три представителя ЛРП, что является наихудшим результатом в истории партии. Сразу после выборов руководство ЛРП заявило о присоединении к президентскому большинству; «левые радикалы» были включены Э. Макроном в состав нового правительства. О том, что ЛРП окончательно порвала с французским левым движением, свидетельствует недавнее объединение ЛРП с центристской Радикальной партией в Радикальное движение, позиционирующее себя во французской политике четко в центре.

Лишь одного парламентария после законодательных выборов-2017 спасло социал-патриотическое Республиканское и гражданское движение (РГД), также выступавшее в электоральном союзе с социалистами. Сегодня уровень политической популярности РГД (особенно после того, как движение покинул его создатель Жан-Пьер Шевенман) невысок. Это движение во втором туре президентских выборов (равно как и практически все основные левые партии и движения V Республики, за исключением «Непокоренной Франции») поддержало Э. Макрона против крайне правой опасности в лице Национального фронта. Но в последние месяцы РГД выражает достаточно оппозиционную точку зрения на внутреннюю и внешнюю политику Э. Макрона. РГД выступает за восстановление единства всех левых сил страны, одновременно заявляя, что «либеральная революция», продвигаемая Э. Макроном и его министрами, ведет к «увеличению социального сепаратизма и неравенства»7. Политическое будущее РГД представляется весьма туманным.

Всеобщие выборы прошлого года вновь подтвердили, что политический ресурс крайне левых в современной Франции остается весьма посредственным. В неотроцкистском движении Франции ведущая роль принадлежит таким формациям, как Новая антикапиталистическая партия (НАП) и «Рабочая борьба». Эти политические силы практически не представлены сегодня в органах власти, у них нет представителей в парламенте. Кандидат НАП Филипп Путу на президентских выборах смог набрать лишь 1,2% голосов. Крайне левые делают традиционную ставку на борьбу с неолиберализмом снизу, отвергая путь «соглашения в верхах» с парламентскими левыми партиями, хотя и взаимодействуя с ними в неправительственных социальных организациях и профсоюзах.

Политический цикл, закончившийся во Франции с избранием Э. Макрона, показал, что левое движение V Республики в целом потерпело мощное, сокрушительное поражение. Резко изменилось само соотношение сил внутри французской левой. Но, вместе с тем, «эффект Меланшона» и фактор его «Непокоренной Франции» дают основание надеяться на то, что возрождение и «рефондация» французской левой на подлинно социалистических позициях еще возможны.

___

1 Résultats Législatives: Déroute historique pour le PS et ses allies avec une quarantaine de sieges // Le Figaro. 2017, 20 juin.

2 Hamon B. Pour une République bienveillante et humaniste // http://benoithamon2017.fr/thematique/pour-une-republique-bienveillante-et-humaniste/#6republique.

3 Цит. по: Domenach N. Quand Jean-Luc Mélenchon règle ses comptes avec le Parti socialiste //  http://www.challenges.fr/politique/quand-jean-luc-melenchon-regle-ses-comptes-avec-le-parti-socialiste_499712

4 Mélenchon J.-L. Les dix mesures émblematiques // http://avenircommun.fr/10-mesures-emblematiques.

5 L’Humanité. 2017, 16 octobre

6 Vandekerkhove C. Ambiance de fin du parti à Europe Écologie — les Verts // http://bfmtv.com/politique/ambiance-de-fin-d e-parti-a-europe-ecoligie-les-verts-1219181.html.

7 Election legislative partielle dans le Territoire de Belfort: Le MRC fait l’ union // https://www.mrc-france.org.